November 21st, 2006

Hychyn

(no subject)

Я - человек простой. День у станка провожу.
Станок у меня нынче с числовым программным управлением - "Макинтош" называется. Впрочем, точу я на нём детальки простенькие, одинаковые - ладные, без заусенцев, чтоб пролезали в мозг населению, не травмируя входного отверстия.
И как человек простой, придя домой с производства, нашмыгну тапки на ноги и интересуюсь полит.информацией. Сегодня изучил внимательно два текста:
Статью Владислава Суркова про обустройство местного будущего
и критику этой статьи от одного петрушки бессмысленного Дмитрия Ольшанского.
И пока я это читал, у меня ужин остыл на кухне, потому что человек я увлекающийся, а букв понаписали много. И чем дальше читал, тем назойливее терзался мыслью - не впустую ли я время теряю.
Пишут. Хотя писать давно уже не о чем.
Первым начал писать Ходорковский. Ну тот - понятно. Во-первых, все без исключения люди, способные сэкономить листочек бумаги и во-время проглотить чернилницу, попадая в тюрьму, начинают писать. Поэтами становятся на раз! Романы замысливают! А во-вторых, если ты с такой помпой посажен, то всё - что ни напиши в тюрьме - будут тиражировать и осмысливать, выискивая между строк молочные примечания.
Теперь Сурков пишет. Как я своим пролетарским мозгом мыслю, ему на вид поставили, что Ходорковский пишет, а он - идеолог Кремля - не пишет. Он и взялся.
Прочитал его статью внимтельно. Число букв можно было бы сократить вдвое. Можно, но нельзя - меньше чем у Ходорковского получится.
Потом прочитал, что люди об этих кремлёвских тезисах думают. Митю Ольшанского, например. И квинтэссенция критичесикх замечаний как нельзя лучше отображает характер сурковских изысканий. Обсуждение материала начинается с вопроса - писал ли это Сурков или коллектив сурков. А может и не коллектив, и не писал, а рассказывал... Это Марат Гельман так считает. Потому что обсуждать содержание этого документа всерьёз нельзя.
Содержание "Национализации будущего" складывается в первом акте из попыток определить термины "демократия" и "суверинитет", а потом впрячь их в одну телегу, уговорив читателя, что "так победим". Второй акт - упражнение в склонении и спряжении однокоренных слов - "конкуренция", "конкурировать" и т.д. Автор настаивает на необходимости этих процессов с таким упорством, будто до него этих слов в русском языке не было. При этом под шумок выдаёт желаемое за действительное и оголтело настаивает на очевидном.
"Статика словесного узора" - говорил Аверинцев о стиле античных трагедий.
Статика словесного узора - стиль Владислава Суркова.
Попытка критики этой статьи выглядит как придирки к стилю и изысканные оскорбления всего, имеющего отношение к нынешней власти. Ольшанский временами сокращая дистанцию от неприятия до амикошонства рекомендует "Славе" - поучиться писать у Сталина.
Когда Сталин ездил на работу туда, где сейчас пишет писатель Сурков, он тоже временами не блистал стилем. Вспоминается одна его чудная речь - за дословность не ручаюсь, но смысл не пострадает:
Кому это выгодно, товарищи, чтобы река, лес, гора, ручей, небо назывались не река, лес, гора, ручей, небо, а как-то иначе? (Бурные апплодисменты)
Думаю, эта цитата из Иосифа Виссарионовича чудесно отражает смысл сурковской статьи.
и все таки это важно, что чиновник высокого уровня занимается поиском слов. - пишет maratguelman, находя в этом положительный аспект кремлёвского манифеста.
Когда товарищ Сталин занимался поиском слов приведённой выше фразы, он делал между словами большие паузы. На грамофонной пластинке это предложение растягивается на пару минут и каждое слово падает в тишину замершего зала, отзываясь адреналиновыми кругами на притихшей поверхности. Товарищ Сталин знал цену своего слова.
Читая Суркова, видишь человека, не ценящего свои слова. Транжирящего их без цели. Этот камень не породит кругов на поверхности.
Когда читаешь olshansky, видишь человека, который за свои слова не отвечает - ему не важно правда/неправда; ему не важно, чтобы ему верили. Ему важно красиво назвать обитателей Кремля "кремлядью" и копирайт на этом слове поставить. Ему важен только самопиар и фотография на фоне поверженного зверя: в конце он уже почти обещает Суркову революцию. Всё те же словесные узоры - как самоцель, без смысла, без пощады.

Теперь время уже заполночь. Мне завтра утром вставать на работу и продолжать свой монотонный труд на благо удвоения ВВП хотя бы в виде электромагнитных колебаний. Я весь вечер просидел, пытаясь понять, зачем меня потревожили этой бессмыслицей и какой в том прок. То ли я со своим свиным рылом в этот калашный ряд напрасно лезу и не могу уяснить всю бесконечную глубину момента, то ли глубины в том нет - одно пустозвонство.
Но я имею просьбу к вам, начальство кремлёвское - знаю, что прочитаете это обязательно - вы не дёргайте меня по пустякам больше. Как придумаете что новое - пишите. А так - не надо. Одно расстройство от вас и остывший ужин.
promo stvolinsky august 20, 2013 01:29 16
Buy for 10 tokens
У нас было 16 пакетиков гречки, 6 пачек макарон, 8 упаковок мюсли... Это не "Страх и ненависть в Лас-Вегасе", это пост о том, как собраться в поход. После отчётов о моих последних странствиях у некоторых читателей возникли вопросы о том, какие гаджеты я использовал, как заряжал и "что вы вообще…