Andrey Stvolinsky (stvolinsky) wrote,
Andrey Stvolinsky
stvolinsky

Categories:

Про еду и патриотизм.

Путешествия - даже короткие - вырывают из повседневной тупости, освежают впечатления, стряхивают пыль с восприятий.
В последней поездке у меня случилось новое наблюдение, которое показалось мне важным.

Кто бывал в экзотических странах - вероятно, знает ощущение, когда заходишь в кафе просто пожрать - потому что голодный, а в меню всё такое, что просто так съесть решительно невозможно - сочетания продуктов непривычные, названия пугают, всё острое, жирное, странно приготовленное или вообще шевелится в тарелке. И чувствуешь себя инопланетянином - совсем чужим в этом месте. Для туриста это прикольное состояние, можно осваивать новое, получать впечатления. Но если хочется просто поесть - то ситуация ставит в тупик.

В этот раз страна была, казалось бы, привычная. Мы проехали на машине 2000 км по России - по плохим, не самым популярным трассам, по задворкам областей. И когда вставал вопрос о том, чтобы остановиться поесть, я ловил себя на том, насколько чуждая мне среда меня окружает. Я чувствовал себя именно чужим - как в далёкой, непривычной стране.
"Шашлык у Валеры", "Шашлык у Татьяны", "Шашлык у Надежды" - они стояли в ряд - честное слово. Рядом было ещё лаконичное "У Рустама" и далее бесконечный парад ничего не значащих имён на сотни километров. Я не хотел туда даже заходить, потому что заранее было ясно, что привычной мне еды я там не найду. Тут, безусловно, большую роль играет тот факт, что я не ем мяса. Большую, но не исключительную. В своей рафинированной московской жизни я привык к нормальному кофе, сэндвичам, круассанам, пицце, суши, картошке фри и всему тому, что можно найти на пространстве от Мосмквы до Лиссабона - и далее до Лос-Анджелеса. Но за МКАДом на восток, юг и север простирается территория, где живут совсем другие люди, неблизкие мне по своим повседневным привычкам. Чужие для меня. Россияне.
Я не веселил этих Рустамов и Татьян вопросами о сэндвичах с овощами и кише с моцареллой. Я спрашивал блины с творогом и жареную картошку - иногда находил и уплетал с удовольствием. Но это тонкое ощущение чужого преследовало меня всю дорогу. Борщ, солянка, шашлык, котлеточки с пюрешечкой.. Спрос рождает предложение. Трасса требует кормить её этим. Дальнобойщики и путешествующие русские семьи сидели за столами основательно и ели с аппетитом. Я ел блины с творогом и анализировал пропасть между мной и русскими людьми.
Меня нельзя упрекнуть в том, что я не знаю русской жизни. Я эту страну проехал за рулём вдоль и поперёк - от Владивостока до Выборга и от Белого моря до Чёрного. Меня не пугает своим видом столовка в вагончике у трассы с рукомойником на столбе при входе. Это для меня нормально, я не морщусь от русской неустроенности. Но от русской еды уже морщусь. И чем дальше, тем меньше общего нахожу с русскими людьми.
Национальная идентичность стирается и я не вижу повода ни для беспокойства, ни для реставрации.

P.S. Кстати, есть свой резон в идеях запрета американского фастфуда. Таки патриотизм от такой еды снижается.
Tags: Устройство мира, дневник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments