Andrey Stvolinsky (stvolinsky) wrote,
Andrey Stvolinsky
stvolinsky

Categories:
Когда я был мал, у меня была няня. Как у Пушкина.
Нет. У Пушкина была лучше.
Моя была поганка. Звали её Любовь Николаевна Беленькая.
И по правде, была она не совсем моя няня. Была она приставлена к моему двухлетнему брату - тогда ещё совершенному овощу. А мне - девятилетнему взрослому человеку - эта няня выносила мозги за компанию. Заставляла съедать обед и делать уроки. Я её за это не любил.
Единственная польза от этой няни проявилась неожиданно.
У неё дома жила отвратительная болонка - тявкающее недоразумение с красными заплаканными глазами. И когда это недоразумение размножилось, няня принесла мне на один день щенка. Щенок ещё не выказывал своим видом, во что он превратится через пару месяцев и даже походил на пёсика.
Я надумал хвастаться - явился в школу и стал зазывать к себе в гости - на щенка. Сначала зазывал лучших дружбанов, потом дружбанов похуже, потом просто всех подряд. И не было моей печали предела, когда к концу шестого урока ни одного желающего не нашлось. Когда все одноклассники стали разбредаться по домам и спортивным секциям, у меня остался последний вариант - Бурлик. За что его не любили у нас в классе - до сих пор не понимаю. Абсолютно нормальный пацан был. "Пошли со щенком играть, а то ДЛЯ КОГО ЖЕ Я ЕГО ВЫПРАШИВАЛ?" Бурлик ко мне в гости пошёл.

Сегодня в задумчивости пил пиво над пачкой зелёного чая с жасмином. Чай пить было не с кем. "Может, Бурлика позвать?" - вспомнилось.
Но чай с жасмином - это не для Бурлика. Пусть он даже и нормальный пацан.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments