Category: образование

2011

Флэшбэк

Дети как зэки Варлама Шаламова
В зареве школ...
Б.У.


Я ненавижу своё детство и свою юность - первые лет двадцать своей жизни.
До дрожи. До тошноты.
Ненавижу каждодневную беспомощность. Ненавижу нищету, в которой я вырос. Ненавижу атмосферу детского сада, школы, семьи, института - всего что было до самостоятельной жизни.

Сегодня случайно так сложилось, что пахнуло духом той жизни. Мне физически плохо стало.
Гулял с R в районе Чистых Прудов. Припёрся голодный, после работы. Она привела меня к братьям Караваевым - к закрытию, когда уже почти ничего не было. Омерзительная тошниловка оказалась. Под названием "паста" я съел тарелку каких-то холодных макарон, плававших в растительном масле. Из щели в углу выполз таракан и по-хозяйски отправился по своим тараканьим делам. Уборщица заорала "через три минуты закрываемся". Настроение уже было довольно странным... А потом мы пошли в сторону Курской, дворами, мимо моей школы. Ноги вязли в снежной каше. Арка, через которую я обречённо топал в школу каждое утро. Забор, на который я привязал пионерский галстук, когда его уже можно было, наконец, снять. Участок, где я работал дворником, когда учился в своём первом бессмысленном институте... Бухие люди с землистыми лицами в одинаковых чёрных куртках вокруг Курского вокзала..
Всё это окунуло меня в мутную жижу того отвратительного времени. Когда я не принадлежал сам себе. Когда меня запихивали то в детский сад, то в школу, то в пионерский лагерь, а дальше предоставляли охуительный выбор - провести пять лет в неинтересном институте или два года в армии. Когда у меня не было даже своей комнаты - был только диван и стол. Когда не было на самом деле никакого выбора - ни в чём.
Сейчас это воспринимается сродни описанию средневековья в учебнике истории - но только я сам герой этого учебника. Ощущение зоны или концлагеря - вот чем пахнет для меня то моё прошлое.
Когда отъехал от Курской - меня понемногу отпустило.
Зашёл в Азбуку Вкуса за круассанами и свежим хлебом. Достал мандаринов из холодильника.

Помнится, когда мне удалось послать нахуй и армию и институт, я сильно полюбил панк-рок и часто гонял в плеере Sex Pistols. Сегодня я тоже люблю зарядить этот диск в машине. "Noooo future!" - надрывается в колонках Роттен. "Now future!" - ору я иногда ему в ответ, пролетая ночью какую-нибудь эстакаду на Третьем кольце. Моё будущее наступило и оно мне нравится. И я очень рад, что немного выбрался из той блевотины, в которой провёл первую половину жизни. И я не хочу туда возвращаться.
promo stvolinsky august 20, 2013 01:29 16
Buy for 10 tokens
У нас было 16 пакетиков гречки, 6 пачек макарон, 8 упаковок мюсли... Это не "Страх и ненависть в Лас-Вегасе", это пост о том, как собраться в поход. После отчётов о моих последних странствиях у некоторых читателей возникли вопросы о том, какие гаджеты я использовал, как заряжал и "что вы вообще…
2011

(no subject)

Кажется, я уже ненавижу ВГИК - скажу я вам по секрету.
К таким мыслям я прихожу, заканчивая работу над дипломом.

К дипломному фильму должны прилагаться монтажные листы. Это значит, теперь, когда фильм уже готов, я должен потратить день два дня на то чтоб описать, что происходит в каждом кадре. Читать эту бесконечную таблицу никому в голову не придёт.
Вот такая работа ради работы, вычёрпывание воды ситом для имитации деятельности - половина учебного процесса.
И что мне с того, что в других институтах дело обстоит иногда ещё хуже?

ВГИК для меня - это пять учителей, которым я безмерно благодарен, ещё пять преподавателей, которых было интересно послушать и бесконечная бессмысленная потеря времени и нервов во всех остальных случаях.
Подумайте, детки, стоит ли туда поступать...

UPD:
Впрочем, может быть это стоило бы расписывать, чтобы перенести на бумагу один чудный диалог?


Кирилл: Так, ещё раз. Я не могу запомнить с первого раза: меня зовут Кирилл…
Барот: Барот.
Кирилл: Барот… Очень приятно…
Кирил: Смотри, Борат…
Барот: Барот.
Кирилл: А?
Барот: Ба-рот.
Кирилл: Барот?
Барот: Угу
Кирилл: Барот, смотри, вот если…