Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

2011

Базовые иллюзии.

Нашёл новый интересный термин - "базовая иллюзия".
Термин из области психологии, но попался он мне в лекции сценариста Юрия Арабова - здесь.
"Теория постстрессовой реабилитации больного причиной любого стресса считает крах так называемой базисной иллюзии," - говорит Арабов.
Эта фраза мне как раз и понравилась.
Я вижу вокруг людей, вцепившихся в свои иллюзии и не желающих разжать пальцы. Любая попытка указать на то, что человек держится за фантом вызывает истерику и агрессию.
"Я хороший". Хороший отец, сын, мать, дочь... Просто "хороший человек"... Много ли людей считают себя плохими?..
"Я справедливый"... (Откуда тогда вся несправедливость?)
"Я люблю / Меня любят"...
Или ещё часто - "Мой бог настоящий", "бог меня слышит".
Иллюзия "своих", "наших" - тех, за которых надо если не жизнь положить, то хотя бы болеть у телевизора. Почему им кореец Ан Хён Су - "наш", а швейцарский гражданин Юрий Подладчиков - "не наш"?
Есть более мелкие, но не менее въедливые иллюзии типа "Советская армия - армия освободительница". "Русский солдат всегда хороший". "Гомосексуализм - это плохо". А ещё "Верность"... "Честь"... "Родина"...

Иллюзорность многих из этих тезисов очевидна и потому стресс вызывают даже попытки задать вопрос на одну из этих тем. В панике люди начинают принимать законы, запрещающие обсуждать самые больные вопросы. Ненароком заданный неумный вопрос про блокаду Ленинграда вызывает массовую истерику и печальные последствия для тех, кто его задал.
Такая реакция на вопросы может иметь только одну причину - неспособность думать. Но признать это не может почти никто. И это ещё одна базовая иллюзия, свойственная подавляющему большинству людей - "я думаю". На деле размышлять удаётся немногим и не всегда. Остальные просто достают свои иллюзии и предъявляют миру. При этом среднестатистический человек ещё и считает себя умнее среднестатистического человека.

Есть желание отлавливать эти базовые иллюзии и переставать на них опираться. Собственно, это желание возникало и раньше - просто теперь есть точный термин, который может немного помочь выявлять эти фантомы.

Для начала хочется выбросить на помойку слово "наш" и конкретизировать что имеется в виду - русский, российский, советский... Далеко не всё хочется на самом деле называть "нашим".
promo stvolinsky august 20, 2013 01:29 16
Buy for 10 tokens
У нас было 16 пакетиков гречки, 6 пачек макарон, 8 упаковок мюсли... Это не "Страх и ненависть в Лас-Вегасе", это пост о том, как собраться в поход. После отчётов о моих последних странствиях у некоторых читателей возникли вопросы о том, какие гаджеты я использовал, как заряжал и "что вы вообще…
2011

Отсутствие необходимости.

Когда мне было пять, мне хотелось стать взрослым. Мне казалось, что взрослым можно всё - конфеты, вино, телевизор после 9 вечера и гулять когда хочешь. В общем, свобода.
Когда мне было двадцать пять, я понял, что имел в виду Спиноза, когда говорил, что свобода - это осознанная необходимость. Прежде мне это казалось полной белибердой, как и большинство философских изречений. А потом я вдруг понял, что если я осознал необходимость сидеть на работе - то я уже сижу на работе добровольно - значит я свободен. Раб работает по принуждению, свободный человек осознаёт необходимость работы – мне тогда всё это очень понравилось, казалось, я открыл что-то важное.
Сейчас у меня, наверное, новый период осмысления реальности и я понимаю, что - во-первых, мало кто на самом деле стал взрослым и может гулять когда хочется; во-вторых, спинозово изречение - это таки философская белиберда, а свобода - это отсутствие необходимости делать выбор и потому свободы вокруг мало - как и взрослых.

Пока я ходил в садик и школу - о свободе речи не было. Свобода даётся взрослым. А я был маленький и зависел от множества людей и обстоятельств.
Когда школа кончилась - началась взрослая жизнь - мне сказали: "Выбирай - или в институт пойдёшь, или в армию". Как-то не того я ждал от взрослой жизни. Необходимость делать такой выбор совсем не была похожа на ту свободу, которую я представлял в пять лет.
В общем, я поступил в институт, что порадовало родителей. На дворе было - страшно сказать – начало 90ых. Я помню мать на кухне возле раковины - она занята чем-то, стоит ко мне спиной... Её слова сквозь шум льющейся воды: "Ещё немного - и будет двадцать первый век. Двухтысячный год. Тебе будет двадцать шесть лет. Может быть, ты будешь уже кандидатом наук. У тебя будет жена, наверное ребёнок... Может быть даже два," - добавила она и посмотрела на меня с улыбкой. Я молчал.
Свобода уходила сковзь пальцы, как вода в раковину. Свободы не было. Это был обман. Мне была уготована не та жизнь, о которой я мечтал в пять лет. Я хотел сопротивляться и не знал как. Первый опыт свободного выбора был между институтом и армией. Я с ужасом думал, как будет дальше.

Когда мне стало тридцать пять, пьяный В.Ш, хорошо знакомый некоторым читателям, загружал меня на лестнице телецентра: "А когда тебе будет сорок пять - ты будешь выть! Ты будешь сидеть в квартире с бутылкой водки и выть! Квартира будет с евроремонтом, у тебя всё будет, но ты будешь выть, потому что ты будешь никому не нужен!"
Прожив жизнь в схемах необходимого выбора, человек начинает выть, оказавшись свободным. Быть нужным – оправдание и условие существования? Сколько я слышал таких жалоб! Одна небедная тётушка рассказывала мне, какую зависть она испытывает, выйдя в 9 утра из дома и глядя на людей, спешащих на работу. Как ей бы хотелось быть среди них, в блестящих туфельках бежать в общем потоке в свою контору - которая в тот момент благополучно закрылась, предоставив тётушку самой себе. У неё было всё - и она была готова выть, глядя на людей, не имеющих возможности выбора. Она так и не стала взрослой. Ведь взрослый человек был бы только рад – есть конфеты и гулять сколько хочется. А она хотела оставаться не_взрослой, хотела, чтобы все её выборы были принудительными. Хотела зависеть от конторы – и чтобы контора зависела от неё. Только в такой сцепке зависимостей её жизнь обретала смысл. Сама по себе она не воспринимала себя человеком – вне созависимостей её просто не было.
И так – почти все.

Иногда бывает полезно подумать, как бы я – мелкий оценил себя нынешнего? Я – школьник – просто охуел бы от себя-2013. Другого слова я подобрать не могу. Я даже в самых смелых своих октябрятско-пионерских мечтах не мог представить такую жизнь, которой живу сейчас.
Но не менее полезно, оглянувшись на себя-мелкого, вспомнить, что казалось ценным тогда. Тогда казалась ценной именно возможность быть взрослым. Возможность делать то, что хочется – казалась ценной и неисчерпаемой.

Свобода – это не необходимость. Свобода – это не выбор. Свобода это отсутствие необходимости делать выбор. И сейчас, когда у меня наступают моменты свободы, мне не хочется выть с бутылкой водки или завидовать спешащим куда-то людям. Мне хочется быть взрослым. Это сложно, потому что я не с луны упал, я вырос в привычных схемах. Но это интересно.